Появляется странное письмо, в котором описывается заговор исламских экстремистов с целью проникновения в школы Бирмингема. Хамза и Брайан посещают предполагаемого вдохновителя заговора, и он говорит им, что действительно захватил несколько школ — просто не по причинам, указанным в письме.

Дело Троянского коня поддерживается более эффективной онлайн-терапией. Когда вы слышите слова «психическое здоровье», что вам приходит на ум? Психическое здоровье — это все то, о чем вы не думали. Это наличие границ, развитие эмоционального интеллекта и работа над самосознанием. Речь идет о том, чтобы быть сострадательным к себе и определить свои потребности. Попробуйте онлайн-терапию с лучшей помощью. Они предлагают телефон, видео или сообщение. Пообщайтесь со своим терапевтом, и это будет дешевле, чем личная терапия, со скидкой 10% на первый месяц. Посетите betterhelp.com/trojan horse, это лучше. Help.com/trojan horse это мой первый рассказ в качестве журналиста. Я не планировал этого. Моя последняя история, но, вероятно, в ней будет рассказано о том, что произошло за те годы, что я над ней работал. Речь идет о письме, которое всплыло в моем городе и имело огромные последствия для Британии. Это письмо положило начало 4 правительственным расследованиям об изменении нашей национальной политики и положило конец карьере. Это нанесло ущерб некоторым из наиболее уязвимых детей страны. Письмо, с которым согласны многие люди, видевшие его, смешно. Он без подписи. Без даты, разве это не серьезный документ? Просто это выглядело комично, что это, черт возьми, такое? Помню, какое-то время я смотрел и думал, с какой стати это печально известное письмо? Было ли это написано на пергаменте кровью? Так ты представляешь мне документ, который перевернул нашу жизнь с ног на голову? Впервые я узнал о письме в 2014 году. Я не был журналистом. Потом я был Доктором, который бросил медицину, жил в Бирмингеме, Англия, и готовил себе завтрак в 13:00. Слушая новости, я услышал об обнаружении секретного коммюнике между мусульманскими экстремистами, они обсуждали заговор с целью проникновения в наши городские школы и управления ими на строгих исламских принципах, возможно, с целью радикализации учащихся. Кто-то анонимно переслал письмо в местное правительство. Горящий городской совет, но в нем отсутствовали первая и последняя страницы, поэтому неизвестно, кто именно его написал. Или кому они его отправляли, судя по перехваченным страницам. Сюжет имел кодовое название «Операция «Троянский конь». Я должен признать, когда эта история о мусульманах в Бирмингеме впервые разразилась, когда я был мусульманином в Бирмингеме. Я был встревожен, это звучало возможно. Дети со всей Британии со всей Европы улетали в Сирию, чтобы присоединиться к этой группировке под названием ИГИЛ, а Бирмингем был домом для немалого количества террористов. Мой сосед был террористом. Парень, который убил 5 человек, а потом пытался ворваться в парламент с ножом. Он строил планы в холле персидского ресторана через дорогу от меня. Поэтому я не был удивлен, наблюдая за тем, как в течение следующих нескольких месяцев операция «Троянский конь» превратилась в огромную национальную историю. В ряд школ Бирмингема проникли радикальные мусульманские заголовки, такие как исламистский заговор, джихадистский заговор, авторы которого утверждают, что это заговор. И правительство в полную силу ответило школам на требования премьер-министра, вмешавшегося в созыв своего кабинета для обсуждения угрозы. Национальное правительство направило группу следователей, включая бывшего главу отдела по борьбе с терроризмом Скотланд-Ярда, для изучения двух разных школ. Большинство мусульманских районов Бирмингема. Как я уже сказал, это все очень страшно. До нескольких месяцев спустя, когда различные исследователи, наконец, начинают сообщать о своих выводах. Вот и не нашлось сюжета под названием «Операция Троянский конь». Это не означает, что кто-то был радикализирован. Никаких доказательств насилия или запланированного насилия. Они не предъявляли никаких обвинений в терроризме никому из тех, кто работал в школах, которые занимались расследованием. Но, несмотря на все это, несмотря на отсутствие сюжета, следователи все же пришли к выводу, что в бирмингемских школах происходит что-то ужасное. Письмо помогло ему раскрыть, что мусульмане опасным образом повлияли на школы. Правительственные чиновники приняли меры, которые не должны были происходить в наших школах. Наши дети подвергались воздействию вещей, которым они не должны были подвергаться. Последствия были огромными. Премьер-министр Дэвид Кэмерон, как мы уже говорили, созывает специальное заседание правительственной рабочей группы по борьбе с экстремизмом. Чиновники сняли педагогов, переоборудовали школы и переименовали их. Они есть во всех школах страны. Чтобы сделать детей менее восприимчивыми к экстремистским идеям, они начали обучать тому, что они называли британскими ценностями. Они усилили британские законы о борьбе с экстремизмом, сделав работников государственного сектора, таких как учителя и врачи, частью операторов государственного наблюдения, которые теперь информируют своих коллег, студентов и пациентов. Сегодня, если вы остановите кого-нибудь на улицах Британии и спросите, что произошло в бирмингемских школах в 2014 году, если они следили за новостями, они, скорее всего, скажут вам, что кучка мусульман замышляла недоброе. Есть и другая версия этой истории, хотя она менее известна и гораздо менее популярна, чем версия дела о троянском коне. Это ничего не случилось, что этих бородатых коричневых воспитателей подставили? И нация попалась на это. Но мне всегда казалось, что есть простой способ выяснить, что здесь произошло на самом деле. Письмо. Даже со всеми правительственными расследованиями, никакими властями, ни один из следователей так и не выяснил, кто ему написал. Примечательно, что не дали мне даже попробовать. И это мне показалось довольно вопиющим упущением. Причина, по которой страна смотрела на эти школы, — подозрительность. Причина, по которой они вообще проводят расследование, заключалась в том, что появились сомнительные письма, изображающие людей, которые там работали, гнусными заговорщиками, утверждая, что они будут проникать в школы с исламом, как троянский конь. Именно письмо внушило властям эту мысль. Так что я не понимаю, как можно узнать, что такое операция «Троянский конь», а что нет, если не докопаться до дочери «троянского коня», которая ее написала и почему. Несколько лет спустя я решил пойти в школу журналистских расследований, но мой профессор не был полностью уверен в истории, которую я хотел написать для своего студенческого проекта «Операция Троянский конь». Это было журналистское расследование. Он хотел, чтобы я раскопал что-то новое, а не разгребал. Через несколько лет старая история. Однако, как врач, я знаком с концепцией второго мнения, поэтому в ночь перед тем, как мои хозяева должны были остановиться, я пошел искать его. Врач пришел ко мне за вторым мнением. Однажды ночью осенью 2017 года я был в театре в Бирмингеме. После того, как вышел мой подкаст S-town, я пошла задавать вопросы и ответы. После. Люди иногда приходят за кулисы, чтобы поболтать, и вот этот парень входит и представляется как Хамза Сайед, он сказал, что меняет карьеру, чтобы стать репортером. На самом деле, на следующий день он начинал магистерскую программу по журналистским расследованиям, и ему нужен был совет. Он говорил быстро, как будто я мог уйти в любой момент. Честно говоря, мне сказали, что у меня будет пять минут с Брайаном Ридом, после чего меня вышвырнут из здания. Я не знал этого. Так или иначе, Хамза рассказал мне «Троянскую историю ужасов». Стиль шага лифта. Я никогда не слышал об этом, но за кулисами был парень, продюсер, которого я знаю по Би-би-си, и он вскочил, когда Хамза говорил. Да, да, троянский конь, он сказал, что это было большое дело некоторое время назад. Некоторые плохие вещи упали. Мусульманские педагоги затеяли недоброе, но это прояснилось. Старая история. Хотя было что-то, что сказал Хамза, что потом я не мог выкинуть из головы. Он все говорил о письме, положившем начало целому каскаду последствий, происхождение которых до сих пор остается загадкой. Поэтому, когда я вернулся домой в Нью-Йорк, я прочитал письмо. Это выглядело как карикатура на послание двух террористов, наполненное исламофобскими клише о потворстве и интригах мусульман. В нем отсутствуют страницы, некоторые части слишком темные для чтения, как будто он застрял в ксероксе. Он предписывает получателю уничтожить его после прочтения. Это показалось мне странным документом, к которому правительство должно относиться серьезно, особенно потому, что из того, что я читал, правительство даже не проверило, кто написал письмо и почему. Было странное отсутствие любопытства к этому подстрекательскому документу. Я подумал про себя, что кто-то должен попытаться выяснить, кто это написал, а потом я подумал, ну подождите, эти студенты-журналисты этим занимаются. Может быть, мне пришлось помочь ему, и вот мы здесь. Спустя годы, в конце головокружительного, фарсового и возмутительного расследования, в котором одна тайна влекла за собой другую, ведущую к другой. Отслеживание пути уничтожения этих писем на нескольких континентах, вопреки многим недовольным чиновникам и некоторым агрессивным попыткам закрыть наши репортажи из сериалов и New York Times. Я Брайан Рид. Я дома, чтобы сказать, что представляю вам самый сложный студенческий проект. Это дело о троянском коне. Мне позвонил Брайан, пока я был в классе. Мой телефон начал звонить с номера в Нью-Йорке. Я спросил своего профессора, могу ли я взять его. Он сказал нет. Я останавливаюсь, я могу пойти в туалет. Он сказал да. Я ответил. И Брайан сказал мне, что хочет участвовать в исследовании шахты, но мне нужен продюсер. Я сказал да, конечно, или случайно. Я понятия не имел, что сделал продюсер. Вскоре он начал связываться с миссиями, которые я должен был выполнить. Первый достал для меня диктофон в Бирмингеме и сказал, что мне нужно кое-что сделать. Это должно было быть основным заданием на хлеб с маслом. Иди записывай встречу. Они видели рекламируемое событие под названием «Троянский конь». Факты, когда некоторые из педагогов, обвиняемых в проведении заговора, будут говорить публично. Они настаивали на том, что дело о троянском коне было всего лишь исламофобской инсценировкой. Хэштег мероприятия был троянской мистификацией, и они пытались очистить свои имена. Они так и не смогли вернуться в прежнее русло после того, как история затихла, они потеряли работу, а национальные СМИ превратили их в изгоев. Но после этого Хамза звонит мне и говорит, что когда он появился на месте, в Общественном центре в 17:00, ему сообщила секретарша. Он был отменен. Мероприятие отменено. Они дали вам какое-то время ожидания? Они предоставили вам какую-либо другую информацию, например, что им нравится? Нет, они просто сказали, что это было отменено, и все. Я сказал нет, это, знаете ли, я говорил с организатором несколько дней назад, они сказали, да, меня сегодня отменили, так что я чувствовал себя идиотом, если честно. потому что я стою там с этой большой, ну знаете, стойкой Майка, похожей на удочку. Я получил свою коробку с оборудованием. Это не может быть хорошим предзнаменованием. Я думал испортить твое первое журналистское задание. Но затем стали появляться новые люди, такие же сбитые с толку, как и я, пока человек в одном из этих спасательных жилетов не выскочил из-за угла, не сказал нам следовать за ним и не повел нас вверх по улице в свадебный зал, где вместо этого все собираются. Там много людей, может быть, более 100, и, как я объяснил Брайану, пока настраиваю микрофон, улавливаю все слухи о том, что произошло. И оказалось, что первоначальное место получило телефонные звонки от национальных газет. В частности, этот парень Ник Тимоти. Он как репортер или издатель. Или какой он? Он обозреватель. Думаю, для Телеграфа. И не просто какой-нибудь старый обозреватель Ник. Тимоти раньше был начальником штаба премьер-министра. По сути, он был правой рукой Терезы Мэй. Я поговорил с парнем, который руководил Общественным центром, и он сказал мне, что Ник Тимоти на самом деле писал по электронной почте, а не звонил. Кто не дал мне увидеть это письмо, но, по словам других участников встречи, подразумевалось, что если вы проведете это мероприятие, я свяжу вас с экстремистами в газете, и Общественный центр отключится. Ник, Тимоти отрицает контакты в Общественном центре и говорит, что не знает, кто сделал или что они сказали, но он написал триумфальную колонку о запланированной встрече, которую я пропустил, потому что весь день сидел на YouTube и смотрел обучающие видео о том, как использовать мой диктофон, в котором он отметил цитату, когда Daily Telegraph обнаружила это и связалась с владельцами зала. Они справедливо отменили день. Далее он предположил, что организаторы мероприятия были экстремистами, и назвал предложенную встречу цитатой. Шокирующая попытка отрицать скандал с троянским конем и цитировать людей, стоящих за Троянским конем, которые пытаются сделать это снова и снова. И прямо у нас под носом. Добрый вечер, дамы и господа, и добро пожаловать в троянский конь или розыгрыш. Обсуждение и дебаты. Итак, здесь были учителя и школьные волонтеры, предположительно стоявшие за операцией «Лошадь Джорджии», а также их защитники, ученые и активисты, а также адвокат по вопросам образования и лидер профсоюза. Упакован в этот свадебный зал вместо этого. Я очень, очень обеспокоен. Это просто проведение публичного открытого собрания, подобного этому. Становится спорным, сам факт, что мы проводим эту встречу, кажется актом сопротивления прямо сейчас. Люди на этом собрании призвали к расследованию, чтобы исправить запись по делу о троянском коне. Они считали, что их подставило правительство, поэтому тот факт, что бывший начальник штаба премьер-министра Ник Тимоти изо всех сил пытался напасть на массовое мероприятие в общественном центре спустя годы после дела о Троянском коне. Это только усилило их подозрения и, честно говоря, разум, что было что-то хитрое. Власти по-прежнему стремились скрыться. А потом было. Это было похоже на охоту на ведьм. Головы катились то туда, то сюда. Хамза прислал мне запись встречи. Я слушал его, и мне было интересно узнать, что одним из тех, кто поднялся на сцену и выступил, был человек, неоднократно названный в письме «Троянского коня» вдохновителем операции «Троянский конь». По сюжету предполагаемый главарь школьного волонтера по имени Квасцы. Я никогда ни для кого не представлял опасности. Я никогда никого не слышал. У меня никогда не было никакого полицейского дела против меня или что-то в этом роде. Я не был. Владея участком, вы знаете, что мы очень гордимся. Что мы сделали, так это то, что я не сожалею и не извиняюсь ни за что, что я сделал. В том, что мы делали, не было ничего тайного, скрытого или зловещего. Мы очень открыты и очень прозрачны. У нас есть. Поэтому, когда я приземлился в Бирмингеме, чтобы начать репортаж, мы решили обратиться к нему. Первым услышал Алама. Мы решили, что ищем источник этого таинственного письма. С таким же успехом можно начать с того парня, которого разоблачили как экстремистского заговорщика. Это будет первое радиоинтервью, которое вы когда-либо давали, да. Мне нужно пройти обучение перед обращением. Что вы имеете в виду, как так? Ну, я имею в виду, что если я буду летать в одиночку, я бы сказал. Ну, что угодно. Я просто сделаю это. Мой стиль, знаете ли. Но это так, вы знаете, каков ваш стиль. У тебя сейчас есть стиль? Я чувствую, что я много. Сколько из них вы сделали? Никто. Но у меня в голове есть идея всего моего стиля. Может быть, я думаю, что вы намного более чувствительны, чем я. Скажем так, вот что я имею в виду. Как и ты, я более чувствителен, ты так не думаешь? Я не знаю. Я не так хорошо тебя знаю. Интересно, что мы носим? Плитный дневник. Здравствуйте, плохо сидящая рубашка на пуговицах цвета хаки приветствуется. Спасибо. Мы будем в той комнате. Снимаем обувь. Он выбрал нас в комнату перед его домом. Извините, что вам приходится сидеть на слегка неудобных стульях, мы с ними дома втиснулись за две школьные парты, предназначенные для детей. Их транспортиры, лежащие вокруг белой доски с набросками геометрических фигур, творческого письма под названием «Описательный Сорас» превратили эту комнату из его гаража в крошечный импровизированный класс, где он, кажется, обучает студентов. Тихо. Потому что одним из результатов письма о троянском коне является то, что правительство запретило ему когда-либо снова заниматься волонтерской деятельностью или официально работать в школах, и теперь он сидит перед нами в своем офисном кресле. Уверенный в себе, эрудированный в обрамлении своей книжной полки, заполненной текстами об исламе и британской истории. Я достаю из рюкзака копию письма. Вы знаете, что это совершенно анонимное письмо без даты. Утверждая, что существует заговор с целью захватить и исламизировать школы в Бирмингеме во главе с Тахиром Аламом, которым являюсь я, но я говорю с выгодной позиции, где я действительно знаю правду. Я знаю реальность. Услышать отрицает, что он экстремист, он отрицает заговор. Он говорит, что реальность такова, что вместо того, чтобы развращать школы как радикальный заговорщик, он, иммигрант в первом поколении из бедной пакистанской семьи, был ответственен за один из самых чудесных изменений в школах в британском образовании. Пока он не говорит, что письмо прибыло и уничтожило его. История этого поворота. Это не секрет. Это одна вещь, которой здесь поделились с Джонасом раньше, не то, чтобы это принесло много пользы с точки зрения очищения его имени. Но эта предыстория действительно объясняет, почему лестница Троянского коня была такой убедительной, потому что волосы сказали нам, что часть того, что было в этом письме, было правдой. Волосы начинают историю однажды ночью в 1993 году, когда он смотрит телевизор и его внимание привлекает шоу. Я просто случайно лежал на диване, и программа включилась. Это была документальная часть сериала BBC «Панорама». 9 раз из 10 я переключался на что-то другое, но я просто сидел и начал смотреть. Новым низшим классом Британии являются азиаты, а его мусульманское или когда-то сплоченное сообщество сейчас находится в кризисе из-за злоупотребления наркотиками, преступности и семейного распада, а название этого документального фильма было низшим классом в Purdah. В сегодняшней панораме мы исследуем низший класс в пурдах. В день значение вы знаете, значение покрытия. Пользуйтесь, если вам нравится низший класс в завесе, вы знаете, что в сегодняшней программе мы приоткроем завесу над этим новым низшим классом. Документальный фильм начинается с кадров темнокожих мужчин, крадущихся вокруг, темных мощеных улиц в мусульманском районе, где корреспондент создал мусульманское гетто. Ночью это удваивается как местный квартал красных фонарей. Это потрепанный мировой совет и незаконная торговля наркотиками. В тени скрывается новый феномен Мэннингема. Пакистанский сутенер. Он как обычный сутенер, но в 1/4. Действие части документального фильма происходит в районе Хиллс в Бирмингеме под названием Квасцовая скала в восточной части города. Это один из беднейших районов Англии, где проживает большинство пакистанцев и мусульман. Если вы не из Бирмингема и не темнокожий, возможно, вы слышали, что Квасцовая скала — отличное место для поиска террориста. Если вы не из Бирмингема и у вас смуглый цвет, вы слышали, что Alum Rock — отличное место, где можно найти свадебное платье. По общему признанию, этот документальный фильм BBC является расистским в духе телевидения 90-х, но он оказал большое влияние на волосы, потому что среди неловких коричневых взглядов всплывают некоторые действительно отрезвляющие факты. Ведущий сообщает, что число пакистанских мусульман в заключении непропорционально велико. Она говорит, что один из самых высоких показателей безработицы они страдают от разрушительных проблем со здоровьем, ужасного жилья, домашнего насилия с одной основной причиной всего этого. Отсутствие образования. Это число, которое я нашел самым шокирующим. Около 20% белых учеников покидали школу без каких-либо квалификаций, а это означало, что они не сдали экзамены, которые, по сути, были бы эквивалентом аттестата средней школы в США. И этот показатель 20% был примерно таким же для большинства цветных людей. Но для пакистанцев и бангладешцев поразительные 50% не имеют никакой квалификации. 50% половина из нас были в основном неудовлетворительными баллами. Это сильно ударило по волосам, потому что степень провала образования была настолько серьезной, что мы рисковали создать низший класс мусульман. Кто был в основном необразованным, склонным к преступности и безработице? Так что я как бы сидел там, и это заставило меня чувствовать себя виноватым. На самом деле вина, потому что я был одним из немногих, кто сделал это из моей семьи. Один из первых, кто получил пятёрки в университете, получил хорошую работу и так далее. Но было и чувство унижения, на самом деле, потому что я был из этого сообщества. Семья Харрис купила его в Англию в 70-х годах, когда сюда переезжало много людей из Кашмира, в основном потому, что британский проект представляет собой огромную плотину, которая затопила участки земли и вытеснила десятки тысяч человек. И одно из решений, которое нашли британцы, состояло в том, чтобы пригласить перемещенных пакистанцев в Англию, чтобы они могли улучшить британскую экономику, работая на британских фабриках и фабриках, что и сделал этот отец. Тир приехала в Англию в возрасте 9 лет, не говорила по-английски и не говорила бегло в течение нескольких лет. Я знал только одно слово по-английски, которое было FORDI, что означает, что я не знаю XYZ, но я знаю, что это оно. Я могу связать. Я не говорил по-английски или я впервые попал сюда. Ладно, я даже не мог говорить вперед. Я был как немой футбол. Вот что я знал. Футбол. Вот так. Так вот как вы сюда попали, и в первую школу, когда я приехал сюда, мы пришли. Он растет злым и отчужденным от белого общества. Теперь они здесь. Смотрел как документальный фильм о новом поколении. Пакистанские дети, родившиеся в Британии, получившие образование в государственных школах, все еще с трудом читают, не в состоянии вспомнить основные английские слова. Камера переключается на парк в Бирмингеме. Он смотрел на волосы, как на Вуденд-Парк, который находится прямо напротив того места, где он ходил в школу в Алум-Рок. Я узнаю парк, потому что раньше ходил и играл там, а потом я увидел детей и сказал, что это дети наших соседей. Я узнаю детей. Да хоть и издалека. Но я узнаю, кто такие дети. Мы засняли встречу с двумя азиатскими парнями в парке мусульманского квартала Бирмингема. Между прочим, мы используем азиатских парней, чтобы иметь в виду выходцев из Южной Азии. Они прогуливают школу и слышат, какую школу они прогуливали. Это тот, в который он ходил в детстве рядом с нашей школой Парк Парквью. Еще одна мусульманская школа с жалкими академическими результатами. Это средняя школа, в которой учатся от 11 до 16 лет. Здесь есть школа, которая достаточно преуспела, чтобы поступить в колледж, а затем в университет, прежде чем получить хорошую работу, связанную с общением. Документальный фильм заставил его понять, насколько редким был его успех и как мало он с ним сделал. Поэтому, чтобы услышать, что он решил что-то сделать, он начал репетиторскую программу для детей по соседству. Но что его действительно интересовало, так это волонтерство в его старой школе Парквью в так называемом их руководящем органе в Англии. Орган управления за границей. Как школа управляется так же, как корпоративный совет управляет компанией. Это что-то вроде школьной доски в США, за исключением того, что она специфична для одной школы. Они могут иметь большое влияние. Так или иначе, здесь говорится, что однажды днем пара родителей из Парквью. Он не знал, постучал в его дверь. Мы заинтересованы в том, чтобы стать губернатором. Они сказали, будто прочитали его мысли, хотя на самом деле слышали, как он говорил о желании стать губернатором на недавней свадьбе. И эти родители пронюхали об этом. Негодование и разочарование гноились в течение многих лет среди родителей в Квасцовом Роке, которые пытались и пытались заставить власти что-то сделать с мрачными школами, в которых эти родители присоединились к парку через руководящий орган в попытке создать изменения, но они не говорили бегло по-английски и не учились в университете. Чтобы здесь был профессионал с дипломом, который до сих пор жил по соседству. Мы бы хотели сделать вам предложение, сказали они ему. И вот, на следующем собрании руководящего совета школы Парквью он оказался не только членом, но и председателем. Итак, 7 января 1997 года я стал губернатором. Вы помните дату? Да, я был. Я должен был остаться там на 18 лет. Пошел слышать. Основанная Parkview была одной из худших средних школ страны. Только 4% студентов сдали 4%. Национальное агентство школьной инспекции недавно ввело в отношении школы особые меры, самый низкий рейтинг, статус чрезвычайной ситуации, что фактически означает, что Парквью может быть закрыта. Были потасовки, вспыхивающие на школьном дворе во время экскурсии по зданию, чтобы услышать такие вандализмы в ванных комнатах с кабинками, отсутствующие замки и туалеты, отсутствующие сиденья, но странно слышать, что он действительно тренировал свое внимание. Был на самодовольных учителях и администраторах. Мы изначально просто начали с того, что очевидно, что дети должны достигать более высоких результатов, что достижение неприемлемо и что в неудаче виновата школа. Это заявление, настолько очевидное, что дети в Квасцовом Роке были такими же способными, как и дети в любом другом месте, встретило массовое сопротивление. Было очень трудно заставить школу признать, что проблема была в них. Люди не хотели принимать это, потому что так оно и было. Они обвиняли сообщество в течение, может быть, 2 десятилетий. У них были такие низкие ожидания от детей. С самого начала было замечено, что у персонала этой школы, где почти 90% учащихся составляют пакистанцы, был только один штатный учитель-мусульманин из Пакистана. Итак, начните искать больше мусульманского персонала и губернаторов. Выступал с докладами, проводил мастер-классы. Он стал завсегдатаем мероприятий в Бирмингеме, стоя за своим столиком или будкой, призывая людей участвовать в местных школах. Я люблю это. Мне нравилось работать с детьми, потому что я чувствовал, что могу что-то изменить. Это Марс Хусейн, первый учитель-мусульманин, которого наняли. Он преподавал математику. Я мог бы использовать свой язык, свой опыт, свое понимание того, откуда они взялись, чтобы изменить ситуацию. Я знал их семьи. Марс может указать на конкретный момент, кстати, когда он решил заняться преподаванием, есть программа панорама. Это называется низшим классом в мощном сегменте Parda. Сам Хусейн говорит, что с самого начала столкнулся с серьезными предрассудками среди самых белых. Ко мне подошла группа детей и сказали, смотрите, это 1 учитель в школе. Он всегда призывает нас к легкости. Он перезванивает нам, он делает это в шутливой форме, но мы находим это оскорбительным. Они не могут сказать никому другому, но они говорят мне, что, смотри, он он. Он ругается на нас. Это трущобы в любом контексте, но особенно шокирует учитель, говорящий пакистанским ученикам. Большинство из них, я думаю, лучше всего сделать так, чтобы ваши родители написали партитуру. Он рассказал им, как это сделать на случай, если их родители неизвестны. Он говорит, что в конце концов школа изучила поведение учителей, и пока вы расследуете, он подал в отставку, произнес последнюю прощальную речь в учительской и ушел. В этой школе должна доминировать наша культура, а не дети. И заканчивает словами. Запад лучше всех, и все учителя хлопали. Все учителя захлопали. Расизм был повсеместным. Расван, бывший губернатор и учитель математики, говорит, что на одном из своих первых собраний руководящего совета ему показали список мест, где ученики получили работу в рамках школьной программы, и это были все рестораны, супермаркеты, магазины одежды. магазинов, и не было ни хирургии, ни врача, ни хирургии, ни юридической фирмы, ни чего-то в этом роде. А я говорю, знаете, как это, типа, дети такие решили и встали? Один говорит, что заместитель председателя сказал ему, что их родители хотят, чтобы они пошли и стали врачами, инженерами и т. д. Но. Реальность такова, что эти дети станут водителями такси, лавочниками. Так что мы должны подготовить их сейчас и. Какое-то время я пытался переварить то, что он говорил. Это я, смуглый человек и мусульманин, и он говорит мне, что они заслуживают такой работы. Это роль этого сообщества в обществе, в основном это правильно. Мы только что зарегистрировали детей. Мы только что зарегистрировали детей и даже не чувствовали себя плохо из-за этого, даже мы не чувствовали себя виноватыми. Джон Брокколи был одним из немусульманских учителей в Парквью. Он был учителем математики, который работал там с 80-х годов. Он был откровенен с нами по поводу нетерпимости, которую он и его коллеги питали к студентам и их семьям. Мы мы мы. Мы думали, что являемся высшей культурой. А также. Мы смотрим свысока, мы смотрим свысока на этих людей, которые ничего не знали об образовании. Вы говорите здесь о себе, говорите о себе, но я также говорю о многих людях, с которыми я работаю. Кстати, отношение учителей задокументировано. Мы, американцы, называем это директором школы, бывшего директора школы Parkview. Защитил магистерскую диссертацию, когда был в школе, для которой собрал мнения сотрудников, в том числе Джона, о том, почему мусульманские дети резко отстают от своих сверстников. В диссертации учителя говорят, что родители детей невежественны, и ошибочно утверждают, что ученики не говорят по-английски. Учителя какое-то время пытаются, сказал один учитель, но в конечном итоге чувствуют, что им наплевать. Это цитата. Это заставляет Джона съеживаться, вспоминая об этом. Только когда вы уходите от такой ситуации, вы можете. Вы можете понять, насколько это ужасно. Обычно я не думаю о таких вещах, потому что это слишком смущает. Как только мы изменили убеждения учителей, работа стала намного проще. Волосы говорят, что к началу 2000-х Парквью изменился. Школа начала предпринимать базовые, но преобразующие шаги, устанавливая индивидуальные цели успеваемости для каждого ученика, чтобы следовать им из года в год, и готовя учеников к квалификационным экзаменам, чего, как ни удивительно, не было до того, как школа начала награждать кубками за хорошие оценки, приглашая родителей церемонии, когда их дети преуспели. Здесь, в губернаторах, Хайден, новый директор школы или немусульманка из женской школы, которая приняла новые результаты тестов на стремления Парквью, начали. Студенты-призеры, отправившись в Колледж-Парк, репутация Колледж-Парка изменилась, но есть и другие изменения в ее институтах - Парквью, которые позже официальные лица сочтут подозрительными. Изменения, на которые следователи указали бы как на товарные знаки операции. Троянский конь. Что происходит? Раньше было сложно нанять. Стопки резюме на нескольких рабочих местах. Но сегодня найм может быть легким, и вам нужно только пойти в одно место, чтобы сделать это. Рекрутер Zip, на самом деле, 4 из пяти работодателей, размещающих посты на рекрутере ZIP, получают качественного кандидата в течение первого дня. Вот почему zip рекрутер является сайтом по найму номер один в США по рейтингу G2. И сегодня вы можете бесплатно попробовать ziprecruiter на ziprecruiter.com/serial. Это ziprecruiter.com/serial. Я Анна Мартин, ведущая подкаста Modern Love. В каждом эпизоде мы заглядываем в сокровенный уголок чьей-то жизни и узнаем, что для них значит любовь. 35 лет с другим человеком, я никогда не проводил так много времени ни с кем другим, поэтому мы оба как бы сказали, что я люблю тебя довольно быстро, пока они продолжают танцевать, я буду продолжать танцевать, и она чувствовала то же самое. способ мгновенного соединения. Это окно в то, как настоящие люди ориентируются во всех видах любви. Я имею в виду романтику, семью, дружбу, собачьи истории, их истории жизни. Моменты перемен, маленькие радости, большие открытия. Мой совет: ничего страшного, если это сложно, во многом вы проявляете свою любовь к своим детям через приготовление пищи, и я помню, как просто смотрел на них с трепетом или почти как вау, вы знаете так много, что я не мог даже мечтаю узнать о своем брате, новые серии выходят каждую среду. Слушайте везде, где вы получаете свои подкасты. Вас не назовут лидером экстремистского заговора, просто подняв баллы на тестах в средней школе по соседству. Главное обвинение против ягненка-героя, всеобъемлющее утверждение письма Троянского коня, которое поддержало правительство и которое с тех пор призвано удостовериться в его репутации, заключается в том, что он был школой Ислама Изинга. Это не то слово, которое мне особенно нравится. Ислам существует потому, что Ислам связан с тем, что некоторые считают неисламской основой. Была ли эта история исламизирована участием Хамзы? Да, это слово не является негативным по своей сути, но используется именно таким образом. Как бы то ни было, это то, что в письме говорилось о занятиях в школах Ислама Изинга, и, как ни странно, это также то, что нужно слышать. Говорит, что занимался. Мы ценили культурный и религиозный фон детей и позволяли это выражать. Если вам нравится, мы заботились о детях, чтобы они могли совершать свои, вы знаете, дневные молитвы, если бы они захотели. Мы предоставили им место для молитвы в комнате. Религиозные приспособления, подобные этому, или законные в британских школах. Кстати, независимо от того, обозначены ли они явно как религиозная школа или нет. Чем бы не был Parkview, он был эквивалентом обычной государственной школы в США, и поскольку 98% детей исповедуют ислам. Мы, очевидно, обслуживаем аудиторию, которую школа обслуживает в соответствии с нормативными требованиями, чтобы услышать, что она приписывается образовательной философии, и то, как он и другие сотрудники Parkview говорят об этом, напоминает мне об афроцентристских или черных отличных школах в США, которые будут делать студенты лучше в учебе, когда их школы объединяются и празднуют. Кто они. И есть исследования, которые поддерживают нас. Таким образом, за два года руководства Parkview разрешили студентам молиться, если они хотели. Они установили оборудование для вуду. Омовения, которые вы делаете перед молитвами, они праздновали Рамадан и изменили расписание в течение этого месяца, чтобы облегчить пост, они служили, чтобы можно было есть, и я чувствовал, что вы знаете, что это была наша школа. Я имею в виду, что мы были горды сказать, что это наша школа. Мы хотели, чтобы наши дети говорили, что это их школа и что они ею гордятся. После письма о Троянском коне правительственные чиновники заявили, что так, как они слышат, и его коллеги бежали. Оценка Parkview подорвала цитату ООН, цитату, британские ценности. Что они ограничивали возможности детей в современной Британии. Это интересное обвинение против волос, потому что я должен сказать, что лично не встречал английского пакистанца. Больше уверен, что он британец, чем слышать. Решение о том, праздновать ли Кои, является мошенничеством и личным делом для нас, говоря за себя, хотя я приехал в Англию, когда мне было восемь лет, и стал гражданином Великобритании с британским паспортом, несмотря на то, что у меня есть британское образование, я уехал в Великобританию Университет, работал в Национальной службе здравоохранения Великобритании. Я не называл себя британцем. Я никогда не придавал значения национальности, поэтому мне было все равно, как меня зовут, но, конечно же, я уловил подсознательный посыл о том, что для того, чтобы быть настоящим британцем, нужно быть белым. Герой, с другой стороны, не только называет себя британцем. Но делайте это с гордостью. К этому дню я должен говорить в волосы. Он и Брэндон пили чай в моем любимом магазине Chai на Alum Rock Rd. Это тусовка, когда мы сидели снаружи на одной из главных улиц исламской Британии за углом от того места, где он вырос. С двухэтажными автобусами, некоторыми кондитерскими и магазинами тканей, и множеством чипсов. Я рассказал ему о причине своей широкой находки, и только недавно начал называть себя британцем. Так что долгое время я никогда не называю себя британцем. Мне было около 30. Я читал книгу о Британской империи и узнал, насколько богатой была Индия, в состав которой в то время входил Пакистан, по мнению некоторых экономистов. До того, как мост взял под свой контроль, я полагаю, что статистика примерно такова, что он контролировал около 24% или около того мировой экономики. В то время 3% мировой экономики. Да, самая богатая нация в мире, верно? 24% мировой экономики — это примерно то, что сегодня контролируется США. Я знаю, что это в некотором роде сравнение яблок и апельсинов, потому что тогда мир не был организован в глобализированную экономику, но это действительно показывает, насколько богатой была Индия по сравнению с другими странами в то время. Когда британцы покинули Индийский субконтинент после примерно 200 лет экономической эксплуатации, Индия и Пакистан были одними из беднейших стран мира. Я не изучал этот материал в школе, потому что британская колонизация 1/4 планеты не является обязательной частью национальной учебной программы, поэтому я узнал об этом только во взрослом возрасте, как и о многих богатствах, которые я видел в Британии. был фактически извлечен из того места, откуда я родом. Да, с этого момента я стал называть себя британцем. Я просто подумал: ну, я британец, я владею этой страной. Это мои деньги, на которые вы подняли все вокруг меня. Да, так что я имею в виду, что это очень похоже на позицию, к которой я пришел, за исключением того, что я здесь провозглашаю британцам своего рода пальцем в глазу. Это искренне. Это также пришло к нему позже в жизни. Он говорит, что был на мероприятии, организованном британской мусульманской организацией, и они начали очень четко говорить, что вы никогда не вернетесь в Пакистан. Ваши дети никогда не вернутся назад. Этого не будет. Этого не произойдет. Это то, о чем вы думали после этого момента, потому что наши родители так говорили с нами. Наши дома в Пакистане. Мы пакистанцы. Наши родители говорили с нами так. Мой отец никогда не говорил мне, что мы британцы, потому что он так не думал. Большую часть жизни прожил в Пакистане. Почему он так сказал? Итак, люди на этом мероприятии говорили, что теперь ты живешь здесь. Мы были частью этой страны и это было важно. Мы, мусульмане, должны приносить пользу этой стране. Так что с тех пор я как бы отказываюсь от идеи, что мы другие, что мы аутсайдеры, что мы здесь не свои. Ислам является частью Великобритании. Это не инопланетянин. Я этого не приемлю, понимаете? Итак, вот почему вы знаете здесь. Это не только включение ислама в школьную и академическую стратегию. Это также была британская ценность. Мне было очень приятно. Это было во время. Я что-то делаю дома и в моей школе есть. Да, как будто я не хотела, чтобы в школе у меня была другая жизнь, как если бы я была беременна дома. Я хочу молиться вне школы, потому что это два студента, которые закончили Парквью в 2014 году. Мы не используем их имена, потому что это вонь от скандала с троянским конем. Они не хотят, чтобы потенциальные работодатели знали, где они учились. Они на самом деле держат это в своих резюме. Когда Холмс и я встретились с ними через четыре года после выпуска, они оба изучали юриспруденцию в университете. Одни из первых в своих семьях получили высшее образование. Они были лучшими друзьями со школы. Такие друзья, которым не нужны слова для общения. Вы о чем? Да, я не знаю, стоит ли мне это делать. В основном, студенты рассказывали нам об этих собраниях, которые они устраивали по утрам, которые включали в себя религиозные учения и иногда молитву. Так что был этот. Это то, что, как американца, заставило меня задуматься, когда я впервые услышал об этом. Мысль о учителях в государственной школе, ведущих молитвы во время собрания, для нас ненормальна. Но в Британии нет разделения между церковью и государством. Королева является главой обоих. Таким образом, в школах разрешена не только молитва, но и определенная форма богослужения разрешена законом во всех школах, финансируемых государством. Школы не всегда придерживаются этого, но ученики должны принимать участие в том, что называется ежедневным актом коллективного поклонения. По умолчанию предполагается, что он носит широко христианский характер, но школы могут подать заявку на изменение его на другие вероисповедания, если это больше подходит их ученикам, что и сделал Парквью. Он получил разрешение на то, чтобы его поклонение было исламским. Студенты рассказывали нам на собраниях в парке, что они сидели в главном зале, а учитель рассказывал притчи или уроки, обычно из ислама, но и других религий, которые вы, ребята, помните, на самом деле учились чему-то на этих собраниях, или они заставляли вас думать, или были они просто скучные учителя бла-бла-бла-бла-бла. Мне очень понравились эти сотрудники, потому что я не узнал об этом ниоткуда, как будто они до сих пор помнят это собрание все эти годы спустя о благотворительности, говорят о благотворительности, и они говорят, когда ты делаешь благотворительность, засунь руку в карман. и вывести тебя. Не смотрите на то, сколько вы отдаете, и просто вкладывайте. Не считайте, что вы даете и что у вас остается, потому что, когда вы отдаете, вы получаете в десятикратном размере. И Милосердие не делает вас фиолетовым. В буквальном смысле, например, иногда, когда мне нравится видеть кого-то, кто просит денег и тому подобное. Я положу руку на свое место. Я вытащу его и не буду смотреть на него. Да, я делаю это все время, я помню, как однажды он буквально сказал это так, как будто Дэйв видел, что твоя левая рука даже не знает, что дала твоя правая рука. Ага-ага. Вместе с ней он стал председателем руководящего органа Парквью. В 1997 г. к 2010 г. 4% учащихся заканчивали обучение. Это число составило 71%. Увеличение в 17 раз. Мы не меняли детей. Мы не меняли родителей, но медленно, но верно доводили результаты до 70-х, а это значит, что школа фактически гарантирует результат. В настоящее время Parkview активно готовит своих студентов к тому, что их успехи в учебе выведут их из Восточного Бирмингема. То, что многие учителя говорили мне. Ты снова живешь в пузыре. Формальная часть ваших студентов. И я подумал, что ты имеешь в виду, говоря, что они были похожи на то, что ты живешь в азиатском сообществе? Вы ходите в азиатскую школу. Да, ты в полной безопасности. Вы не знаете, каково это дышать ответвлением. Я помню, мы узнали о населении и о том, как оно разделено в Великобритании, и я думаю, что около 2% населения Великобритании составляют азиаты, и я был таким. Ничего себе, только 2%. Я был как 2%. Как получается, что 2% всех, кого я знаю, являются азиатами, каждый человек, с которым я сталкивался, его гордое да, как это возможно? Это было так странно, что в Великобритании на самом деле 2% пакистанцев и 7% азиатов. Но дело в том, что это подавляющее большинство населения, с которым эти студенты и их одноклассники не сталкивались изо дня в день в Квасцовой скале. Школа организовала посещение Кембриджского университета. Они брали их в походы. Они посетили здание парламента в Лондоне. Некоторые студенты отправились в недельное путешествие на парусной лодке с детьми со всего мира, в том числе с группой белых детей. Конечно, мы не привыкли смешиваться с людьми, которые этого не делают, пакистанцами. Так они выставили нас перед вами, ребята. Хорошо, ты смотришь на меня. Это то, что они готовили для нас. Потому что, ребята, родители требовали, чтобы их дети попали в Парквью. В школе была очередь. Вы знаете, мы получали всевозможные похвалы в национальной прессе, у нас были чиновники, приходящие и уходящие из нашей школы. Действительно, они говорят, что ты делаешь? Знаешь, возможно, мы сможем чему-нибудь научиться. И пригласили нас на самом деле туда. Почему бы вам не поддержать другие школы, о которых они слышали, стал уважаемым в образовательных кругах и с годами расширил свое влияние за пределы Парквью. Он был сертифицирован как инспектор Ofsted, агентства, которое контролирует и оценивает школы в Великобритании. Городской совет Кости нанял его для обучения других губернаторов по всему городу. Национальный департамент образования даже попросил его и его коллег из Parkview взять на себя управление двумя другими проблемными школами в Восточном Бирмингеме, что они и сделали. Прическу пригласили Т. на Даунинг-стрит, 10 и мой премьер-министр Тони Блэр. Вернувшись в Бирмингем, хотя некоторые люди и ненавидели его, он нажил себе врагов во многих местных школах. Он стал ненавистным среди многих людей. В основном вменяемые стали парковаться. Его исполняющий обязанности директора примерно в это время был полной поддержкой слез, но все же он и другие бывшие коллеги сказали нам, что они хотели бы, чтобы они здесь были немного более осмотрительными в том, как он ходил по другим школам, выступая за реформу. Это было самоуверенно, прямолинейно и особенно вдохновляюще, и это было бы достаточно для директоров школ и других руководителей школ, поскольку их школы не справляются с учениками-мусульманами. Чтобы сказать другим школам, смотрите парк, вы можете сделать это парком. Ты можешь это сделать. Ты можешь это сделать. Та же семья, те же дети, что и у тебя. Они могут это сделать. Это не оправдание. Мы часто отчитывались за это. Прекратите использовать нас в качестве избиения палки, потому что это изолирует нас от других школ. На самом деле он указывал пальцем и говорил прямо директору школы. Ты недостаточно хорошо работаешь для этих детей. Джеки Хьюз раньше отвечала за улучшение школ в городском совете Бирмингема, и она говорит, что может назвать директоров школ, поскольку знает, что многие из них, которых она нажила, привыкли к тому, что последнее слово в учебе остается за ней. А тут еще и волонтер, не имеющий профессионального педагогического опыта, вальсирует и набирает и критикует их работу. Я имею в виду, на самом деле, люди приходят ко мне и говорят, что я не понимаю, почему ты даешь галстук. Время суток — ужасный человек. Он сказал мне, бла-бла-бла-бла, и они ушли. Коллеги и друзья хотят услышать. Возможно, вы захотите смягчить свой подход, но у волос этого не было. Вы должны бороться за справедливость. Правосудие не будет вручено вам на тарелке. Вы знаете, что должны освободить место для себя. Так что тот факт, что некоторые люди могут быть не согласны с тем, что он другой, для меня не имеет значения. Вы знаете, это их проблема. В 2012 году Parkview получил окончательную проверку, и, вероятно, его самым гордым моментом в прическе было почти 18 лет. Туда зачет прибыл для проверки и признал школу выдающейся. Наивысшей возможной оценкой среди многих вещей инспекторы хвалили Парквью или цитировали широкий спектр возможностей для духовного развития, включая добровольные пятничные молитвы. В то время, когда он был председателем губернаторов, они забрали Парквью из самого низкого ранга. Грань закрытия до самого верха. Начальник главного инспектора Ofsted сказал, что каждая школа в стране должна быть такой. Менее чем через два года, 27 ноября 2013 года, на стол лидера городского совета Бирмингема, человека по имени сэр Альберт Боре, прибыл конверт. Внутри был титульный лист, адресованный ему, с пометкой «очень важное конфиденциально». Мистер Бор это сказал. Это письмо было найдено, когда я чистил файлы моего босса, и я думаю, вы должны знать, что я шокирован тем, что делают ваши офицеры. У вас есть семь дней, чтобы расследовать это дело, после чего оно будет отправлено в национальную газету, которая, я уверен, отнесется к нему серьезно. С уважением, Энн. Аноним предположительно. За этой запиской было письмо «Троянский конь» 4 плохо скопированные страницы, тени по краям, инструкции уничтожить после прочтения письмо было написано так, как будто это было написано соучастником, чтобы здесь описывался заговор, чтобы услышать, что он бежал, чтобы захватить власть и исламистские школы обман. Ему потребовались недели, чтобы узнать об этом. До него дошли слухи, что по Бирмингему, городскому совету и директорам школ ходит таинственное письмо, в котором он назван организатором заговора. Хотел услышать, как его друзья примчались к нему домой, чтобы сказать ему, что он стригся на Уошвуд-Хит-роуд, а потом его друзья Барбер поманили его в заднюю комнату магазина и показали ему копию. Услышать не знал, что с этим делать. Наконец, он сам раздобыл документ, знаете, я, очевидно, думал, откуда это письмо? Кто написал это письмо? Почему было написано это письмо? Это звенело в моей голове? Первая полоса отсутствовала, так что не было никого дорогого. Это только началось, как если бы это продолжалось для страницы или больше, и письмо закончилось в середине второго предложения фразой, которую я также хотел бы. Так что нет отписаться, что значит услышать. Не мог точно сказать, кто это должен был быть, 2 или от. Но тот, кто написал письмо, прямо сказал, что должен услышать, и я должен был его написать от кого-то, кто хорошо меня знает в Бирмингеме, и он разговаривает с кем-то в Брэдфорде, другом британском городе, где проживает много мусульман. Он говорит о том, чтобы услышать, что он здесь сделал. Мы можем сделать это там, и он твой друг, или твои партнеры, кто бы это ни был, да, ты можешь продолжить читать только первые несколько абзацев? Итак, операция «Троянский конь» была тщательно продумана и проверена в Бирмингеме. Здесь и я буду рад поддержать ваши усилия в Брэдфорде. Это долгосрочный план, и мы уверены, что он приведет к большому успеху в приобретении ряда школ и обеспечении того, чтобы они работали в соответствии со строгими исламскими принципами. В Бирмингеме. Преимущества Основной тактикой операции «Троянский конь» является уничтожение директоров школ. Вы хотите взять под свой контроль, чтобы сделать их жизнь настолько несчастной, что они уйдут в отставку или будут уволены в какой-то момент. Можно поставить своих людей, которые будут насаждать в школе исламский экстремизм. Автор приводит несколько примеров школ в Бирмингеме, где То здесь и его приспешники якобы занимались этим. Мы вызвали множество организованных беспорядков в Бирмингеме, говорится в письме, и находимся на пути к тому, чтобы избавиться от учителей Мурхеда и захватить их школы. Хотя иногда методы, которые мы используем, могут показаться неправильными, вы должны помнить, что это джихад, и поэтому использование всех возможных средств для победы в войне приемлемо. Каково было ваше чувство или ваше отношение, вы смеялись над этим? Ты действительно отнесся к этому серьезно и напугал то, что я не смеялся? На самом деле, потому что я знал серьезность выдвигавшихся обвинений. Но что касается самих заявлений, то они были смехотворны. Так что я знал, что что-то не так в том, что происходит здесь и здесь. Связался с городским советом Бирмингема, куда впервые было отправлено письмо. Он тренировал их в течение многих лет, и я сказал: «Смотрите, я работаю на вас, и это письмо, очевидно, ходит по кругу». Утверждая определенные вещи, и я удивлен, что вы не поговорили со мной, по крайней мере, чтобы узнать мое мнение по этому вопросу. По крайней мере спросите меня объяснить или если я знаю что-нибудь или что-то, или что-то. И господин там на самом деле из горсовета, сказал он. Мистер квасцы, если быть очень честным с вами. Мы ничего не думаем о письме. Мы думаем, что это полностью фальшивое письмо-розыгрыш, и не верим, что в нем есть доля правды, и поэтому не предприняли никаких действий. Мы ничего с этим не делали. Вас это успокоило, или вы действительно не знали? Потому что тогда письмо стало печататься и в республиканских СМИ. Кто-то слил письмо в The Sunday Times of London. И оттуда это стало безумием. Одна история превратилась в две, затем в десятки газет Daily Mail, Telegraph, зрителя, Sky TV, многие из которых поверили письму, в котором говорилось, что такие экстремисты, как волосы, якобы проникали в британские школы в течение многих лет. Репортеры расположились лагерем возле Парквью. Они преследовали волосы по улице. Мы попытались поставить эти обвинения на кафедру губернаторов академии. Но услышать тревогу оказалось в его доме. Здравствуйте, мистер Лам. Мистер Лам, привет. Правительство вмешалось в Gear 2. Следователи заполонили Parkview Ofsted, школьный инспектор прибыл для двух внезапных проверок, а затем у нас есть расследование Агентства по финансированию образования, которое длилось около 10 дней. Я думаю, что они были там в течение 10 дней. И как только они ушли, у нас была крупная сторонняя аудиторская фирма PwC Pricewaterhouse Coopers, которая занялась финансовыми делами школы. Так что потом они тоже были у нас пять недель в школе. Я сказал, что ты ищешь? Я сказал, пожалуйста, что вы ищете? Ты здесь уже три недели. У тебя должна быть семья. Было больше. Государственный секретарь по вопросам образования позвонил, и бывший глава отдела по борьбе с терроризмом Англии из Скотланд-Ярда, человек по имени Питер Кларк, и городской совет Бирмингема назначили своего специального следователя, и они тщательно изучили Парквью вместе с 20 некоторыми другими школами и мусульманскими кварталами. В разгар потасовки некоторые политики и журналисты говорили, что само письмо, скорее всего, было мистификацией. Были очевидные фактические неточности. Тем не менее, правительство считало, что оно все еще оправдывает это действие. Честно говоря, я не думаю, что какой-либо авторитет объяснял эту логику с достаточной ясностью в то время, но мое понимание того, как шло мышление, заключается в том, что даже если само письмо не было настоящим коммюнике между двумя реальными заговорщиками, оно все еще могло быть указывая на реальную проблему, даже если это был вымысел, мышление шло. Письмо могло быть сфабриковано кем-то, кто имел законные основания опасаться замыслов и влияния мусульманских экстремистов в школах, и, возможно, письмо было их творческим способом поднять тревогу. Поэтому вместо того, чтобы выяснить, кто написал письмо и почему, вместо этого правительство обратилось к общественности с призывами предоставить информацию об этих школах, и люди начали приходить, в основном анонимно, с жалобами. И снова следователи не нашли никаких доказательств радикализации. Никаких доказательств насильственного экстремизма и никакого заговора не было, вместо этого возникло что-то вроде сумки с исламскими обвинениями. Многое из того же, что власти праздновали до этого момента. Но видимо теперь мы видим в другом свете. Как будто эти педагоги не просто позволяли ученикам молиться, они заставляли их молиться, а не просто невинно вербовали коричневых мусульманских сотрудников. Они нанимали своих приятелей, которые думали так же, как и они, и, возможно, дискриминировали кандидатов-немусульман в процессе. Руководители школ, в том числе, чтобы услышать, что они не держат директоров на высоком уровне. Они оказывали на них давление, преследовали их и применяли больше власти, чем полагалось губернатору. Следователи также заявили, что обнаружили случаи нетерпимости к представителям ЛГБТКИ и неравного обращения с женщинами и девочками. Они сказали, что Парквью проводил собрания и приглашал ораторов с антизападными взглядами, и что здесь и люди, присоединившиеся к нему, якобы подписались, чтобы цитировать нетерпимую и политизированную форму крайнего социального консерватизма, которая утверждает, что представляет и в конечном итоге стремится контролировать всех мусульман. Все это, как тогдашний государственный секретарь по вопросам образования, было изложено, когда она представила выводы по письму о троянском коне в парламент. Это означало, что учащиеся, вместо того чтобы наслаждаться расширяющимся и обогащающим опытом в школе, сужают кругозор молодых людей и лишают их возможности процветать в современной мультикультурной Британии. Мы видим, как они сталкиваются с людьми такими, какие они есть, по этой причине и с глубоким чувством несправедливости и печали, что сегодня мы объявляем о нашем намерении уйти в отставку с наших должностей в Образовательном фонде Parkview и позволить новым членам взять на себя ответственность. После нескольких месяцев тщательного изучения в начале июля. 2014 г., чтобы здесь выглядя уставшим и напряженным, стоял за кафедрой. За пределами парковых видов Гейтс, и смирившийся с этим, сказал нам, что он и другие губернаторы Парквью согласились сделать это только потому, что Министерство образования пообещало, что директор школы и другие руководители школы останутся на своих местах. Но как только школа открылась в сентябре, всех этих людей отстранили от занятий. Все руководство было фактически уволено. Безжалостно они пошли на это, разрушив свою карьеру, разрушив свою репутацию. И делали это систематически. Мы действительно работали 10-15 лет, чтобы построить эту школу. Они уничтожили его за несколько месяцев. Правительство переименовало школу. Это больше не Парквью. Он также уведомил почти каждого учителя в губернаторе, о котором вы только что слышали от Техира, о том, что он возбуждает дело, чтобы запретить им образование до конца их жизни. За годы, прошедшие с тех пор, как успеваемость учащихся в школе, ранее известной как Parkview, резко упала более чем на 70%, превысив 2 в последние годы с 40 до 50%. Вот такая вот история, которую нам рассказала та первая встреча в его импровизированной двухкомнатной барахле. Что это письмо, которое так и не было полностью расследовано, описывает заговор под названием «Операция Троянский конь», существование которого так и не было обнаружено. Вдохновил на все это. Разрушение карьеры и образовательного движения. Заголовки, нагнетающие страх против мусульман, продолжаются и по сей день. Правительство проводит политику, побуждающую нас более нагло шпионить друг за другом. К этому моменту мы разговаривали с волосами уже пару часов. Который сейчас час? Я знаю, что тебе нужно уйти в какой-то момент. Я не хочу. Я имею в виду, я должен идти на пятничную молитву сейчас. Итак, в час дня я действительно там. Я многое понимаю, чтобы говорить, так что, если хочешь, есть что узнать. Я не устаю говорить об этих вещах, правда. Я имею в виду, вы, вероятно, могли бы сказать. Очевидно, когда я говорю об этом, вы понимаете, что начинаете заново переживать это, не так ли? И я должен сказать, что вы знаете, что это так. На самом деле меня огорчает то, что дети потеряли для общества, тот непоправимый ущерб, который был нанесен. Совершенно без всякой причины. Так. В любом случае, могу я угостить вас, ребята, чаем или чем-то еще? На том мероприятии я пошел туда, где нас всех перенаправили в свадебный зал. Один из выступавших, обозреватель по имени Питер Алборн, хорошо выразился. Он сказал, что операция «Троянский конь» стала социальным фактом в Британии. Но даже несмотря на то, что в течение нескольких недель троянский конь попал в новости, люди признали, что это, вероятно, розыгрыш. Это никогда не имело значения. Были ли мусульмане в Бирмингеме в заговоре или нет? Неважно, намек на то, что они были, сохранился. Вплоть до того, что бывшего руководителя аппарата премьер-министра возмутило, что некоторые люди в Общественном центре осмеливаются утверждать обратное. Но нам не нужно довольствоваться социальным фактом. Потому что есть реальные факты. Почему до этого момента? Никому не было дела до того, кто написал это письмо и откуда оно пришло? Ну, это мой вопрос. Это мое, это то, о чем я спорил. Вот почему я пошел в полицию. Чтобы увидеть, что они могут сделать, это то, что я написал в своем письме в городской совет Бирмингема, что вам нужно докопаться до того, кто написал письмо. Об этом я и написал в министерство образования. Вам нужно добраться до конца письма. Кто написал письмо? Потому что они потом разгадают, зачем было написано письмо. Видите ли, это то, о чем я спорил, но Департамент образования не заинтересован. Полиция не интересует. Городской совет Бирмингема не заинтересован в ответе на этот вопрос. Почему? Потому что они использовали это письмо. И на этом розыгрыше они столько политики построили, вы думаете, теперь они хотят начать расследование письма, чтобы доказать, что оно было написано совершенно по другим причинам? Да, как бы они выглядели? Стая обезьян? Как я уже говорил, если бы вы могли просто выяснить, кто написал это письмо и почему, это единственное, что могло бы изменить понимание мозгом операции «Троянский конь». Но кто бы ни написал письмо, они, они, они, они знали. Вы знаете, что они знали меня, я думаю, и мне нравится думать, что я знаю их тоже. Это имеет в виду тебя? У меня есть сильное подозрение, кто написал письмо. Вы знаете, я твердо верю, что знаю, кто написал это письмо, и я твердо верю, что знаю, почему это письмо было написано. Итак, вы думаете, что знаете The Who и мотив, да. Это следующее в деле о троянском коне. Дело о четырех отставках. Дело Троянского коня спродюсировано Хамзой Саидом и мной вместе с Ребеккой Лакс. Шоу редактирует Сара Кейнег. Дополнительное редактирование ИРА Гласс и менеджер покупателя Аиша. Прилипчивая проверка фактов в исследовании Марка Рэли и Бена Флинна. Оригинальная партитура Томаса Миллера с дополнительной музыкой Мэтта МакГинли и Стивена Джексона. Звуковой дизайн, микширование и музыкальный надзор Стивена Джексона и Михальского в аудио-невизуальной компании. Джули Снайдер — наш исполнительный редактор. Нил Барабанщик — главный редактор. Надзорный продюсер находится в дневное время. Исполнительный помощник Chubu - Альберто ДеЛеон. Сэм Дольник — помощник управляющего редактора New York Times. Аудио предоставлено NBC. Гетти Изображений. Особая благодарность моему профессору журналистики, моему Йоде, Ричарду Данбери, Кимберли Хендерсон. Агентство Barclay Кеннет Померанц, Грег Кларк и Джон Хоумвуд вместе с Терезой Отёр написали очень полезную для нас подробную книгу под названием «Противодействие экстремизму в британских школах». Правда о деле Бермана с троянским конем. Дело о троянском коне делают серийные производства и New York Times. Найм является сложной задачей, но есть одно место, где вы можете найти простой, быстрый и умный способ найма. Вы также можете пригласить своих лучших кандидатов, что побудит их подавать заявки быстрее. Неудивительно, что 4 из пяти работодателей, размещающих посты на ZIP Recruiter, получают качественного кандидата в течение первого дня, поэтому попробуйте ZIP Recruiter бесплатно на ziprecruiter.com/serial, это ziprecruiter .com/зерновые.